Управление культурного наследия Московской области готово привести приговор в исполнение

UPD 19 ноября Главное управление культурного наследия Московской области опубликовало проект распоряжения об исключении дачи Афинского — Кострюкова из перечня выявленных памятников

Практика принятия незаконных решений на основе лже-экспертиз — это настоящая беда нашего времени, она позволяет легко и просто легализовать самые абсурдные и вредные решения. Заказная историко-культурная экспертиза, выполненная на деньги застройщика и почему-то называющаяся «государственной», — излюбленный инструмент снятия с государственной охраны объектов культурного наследия. Для некоторых недобросовестных экспертов это стало своего рода промыслом — снять памятник с охраны, обрезать охранные зоны, обосновать, что парк — это не парк: никаких проблем. Заказывайте — обоснуем!

Знакомьтесь, это Татьяна Петровна Кудрявцева, аттестованный Министерством культуры РФ эксперт по проведению историко-культурной экспертизы. Татьяна Петровна владеет довольно прибыльным ремеслом: она пишет заказные экспертизы, открыто нарушает закон, исполняя волю застройщиков, и не боится при этом лишиться аттестации, ведь коррумпированные чиновники Минкультуры всегда ее прикроют. В Москве Татьяна Петровна обосновала снос стадиона «Динамо»; сокращение границ территории усадьбы Кусково (в результате чего часть усадебного парка была вырублена ради строительства Северо-восточной хорды); провела экспертизу по исключению из перечня выявленных ОКН «Садового павильона с садом, 1911 г., арх. К.Ф. Буров» (пер. Сивцев Вражек, д.42, стр.5) для легализации его застройки (экспертиза была опротестована общественностью); подписала экспертизу по сокращению охранной зоны здания Центросоюза для строительства высотного бизнес-центра. Слава «эксперта по вызову» пришла к Т.П. Кудрявцевой и в других городах: в Ярославле Татьяна Петровна разработала градостроительный регламент достопримечательного места «Исторический центр города Ярославля», который вместо защиты исторической среды фактически стал удобным инструментом для ее разрушения и точечного строительства; в Калуге выступила автором экспертиз, обосновывающих строительство элитного многоэтажного дома в 5 метрах от уникального ансамбля — Усадьбы Золотаревых-Кологривовых и застройку гостиничным комплексом заповедного берега Оки в западной части старого города в зоне охраняемого ландшафта (наверху склона расположен Музей космонавтики); в Санкт-Петербурге в ноябре повторно подписала экспертизу по лишению охранного статуса здания медсанчасти на Одоевского, 10, которому угрожают снос и застройка. Градозащитники неоднократно направляли соответствующие обращения в Министерство культуры с перечислением вредоносной и противозаконной деятельности Т.П. Кудрявцевой, но несмотря на это Минкультуры России благополучно переаттестовало ее и в 2016, и в 2018 гг., так же как и лже-эксперта Л.А. Траскунова.

Теперь в руки Татьяны Петровны попала судьба значимого подмосковного памятника — замечательной деревянной дачи, за сохранение которой МОО ВООПИиК борется уже третий год. На сайте Главного управления культурного наследия Московской области в рамках общественного обсуждения был размещен Акт экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Дача Афинского-Кострюкова, 1910-е гг.», выполненный тем же «продуктивным» экспертом. Цель экспертизы — лишить памятник охранного статуса, для чего Т.П. Кудрявцева прибегла в своей экспертизе к целому ряду фальсификаций и подлогов.

Сам факт публикации этой экспертизы для общественного обсуждения на сайте ГУКН вызывает недоумение, тогда как данный акт должен был быть отклонен Управлением от рассмотрения даже по формальным основаниям (например, отсутствие актуальной фотофиксации объекта). Это обстоятельство лишний раз свидетельствует о заинтересованности ГУКН в уничтожении выявленного объекта культурного наследия, которая давно и открыто демонстрируется Управлением в ходе судебных разбирательств по проекту платной трассы Виноградово-Болтино-Тарасовка, запроектированной при содействии ГУКН прямо через объект культурного наследия (дело № 3а-143/19).

Дача Афинского – Кострюкова, 1910-е гг. — один из наиболее сохранных памятников дачной архитектуры Подмосковья, незаурядный образец деревянного модерна. Дача была изучена сотрудниками сектора Свода памятников Института искусствознания, которые выделили это здание как ценный образец дачной архитектуры. В 2018 г. дача Афинского получила статус выявленного памятника по совместной заявке Московского областного отделения ВООПИиК и сектора Свода памятников ГИИ. Высокий архитектурно-художественный уровень памятника деревянного зодчества был отмечен и на заседании секции по сохранению объектов культурного наследия Научно-методического совета по охране культурного наследия при ГУКН МО 21.12.2017, который рекомендовал включить Дачу Афинского — Кострюкова в перечень выявленных памятников.

Но гибкая к пожеланиям заказчиков Т.П. Кудрявцева посчитала иначе. Путем многочисленных подмен фактов и искажения используемой методики она пыталась доказать, что дача не имеет абсолютно никакой ценности и ее включение в реестр ОКН нецелесообразно. Эксперт хладнокровно выполнила волю заказчика, непосредственно заинтересованного в уничтожении объекта и строительстве на его месте незаконной автотрассы, тем самым грубо нарушив принципы независимости и объективности при проведении экспертизы, установленные Федеральным законом № 73-ФЗ.

Свои аргументированные возражения на Акт экспертизы Т.П. Кудрявцевой направили ВООПИК, ИКОМОС, доктор исторических наук, эксперт Российской Академии наук А.В. Буганов, кандидат исторических наук Т.К. Лаврентьева, а также отрицательную рецензию на экспертизу направили три аттестованных эксперта.

14 ноября на сайте ГУКН была опубликована сводка предложений, поступивших в рамках общественного обсуждения заключения ГИКЭ выявленного объекта культурного наследия «Дача Афинского — Кострюкова, 1910-е гг.». В сводке отражен факт поступления возражений, однако ГУКН вопреки требованиям законодательства опубликовал поступившие замечания не полностью, а выборочно, и «заботливо» исключил иллюстративный материал, демонстрирующий наличие недостоверной информации и фальсификаций в экспертизе Т.П. Кудрявцевой.

К каким именно манипуляциям прибегала Т.П. Кудрявцева, пытаясь выдать ценный памятник за рядовой объект?

1) Эксперт пришла к выводу, что деревянная дача построена по проекту 4-этажного каменного доходного дома.

При составлении заключения эксперт многократно ссылается на проект № 29 из книги Г.М. Судейкина «Альбом проектов дач, особняков, доходных домов, служб и т.д. Сметы. 40 проектов, 257 чертежей», 1-ое издание, 1913. Но если обратиться к приложению к Акту Кудрявцевой Т.П., то там можно найти сканы всевозможных проектов (включая пристанционные здания Московской окружной железной дороги) – кроме заявленного №29. Поскольку по необъяснимой причине эксперт не приводит именно тот проект, на который ссылается, сделаем это за него. Ниже приводим скан из 1-го издания Альбома Г.М. Судейкина 1913 года.

Найти сходство проекта № 29 – четырехэтажного каменного дома – и деревянной дачи Афинского-Кострюкова не удастся при всем желании. Между тем, ссылаясь именно на проект № 29, эксперт рассуждает об архитектуре дачи Афинского-Кострюкова и приходит к следующему заключению:
«Здание дачи, как показал проведенный сравнительный анализ выстроено по типовому проекту, выполненному для продажи, а потому и для тиражирования, архитектором Г.М.Судейкиным (первый «Альбом дач..», изданный в 1913 году)». ( – пунктуация автора сохранена).

Все это говорит о ложности сведений, приводимых экспертом, либо о его крайне низкой квалификации и неспособности отличить четырехэтажное каменное здание от деревянной дачи.

На стр. 31 Акта эксперт утверждает, что «исследуемое строение выстроено по опубликованному типовому проекту из альбома архитектора Г.М.Судейкина между 1909-1915 годами». Первое издание альбома Г.М. Судейкина увидело свет в 1913 году. Автор не поясняет, каким образом в 1909 году Афинский мог выстроить дачу по опубликованному только через 4 года проекту. Более того, эксперт никак не аргументирует свою датировку, в одном месте указывая «между 1909-1915 годами», а в другом — «после 1911 года».  Между тем сохранились купчая, окладные листы и другие архивные материалы, которые позволяют уточнить время приобретения участка и постройки дома. Экспертом эти материалы не привлекались, и полностью проигнорирована одна из задач экспертного исследования — установление даты постройки.

2) В качестве обоснования своих выводов Т.П. Кудрявцева определяет категорию историко-культурной ценности экспертируемого объекта по авторской методике С.В. Зеленовой  (источник — диссертация С.В. Зеленовой «Формирование системы критериев оценки историко-архитектурного наследия в России»: диссертация кандидата архитектуры: 18.00.01). Проведя подсчет баллов по указанной ею методике и при этом необоснованно занизив оценку по ряду критериев, Т.П. Кудрявцева делает следующее заключение: «Рассматриваемый объект недвижимости «Дача Афинского-Кострюкова, 1910-е гг.» определен как средовой объект с итоговой суммой баллов – 73».

Однако в указанной диссертации С.В. Зеленовой сумма баллов, равная 73, соответствует категории «3. Ценный ОИАН, представляющий особую ценность на территории региона», что видно на приведенной ниже таблице из диссертации С.В. Зеленовой.

Таким образом, Т.П. Кудрявцева намеренно искажает данную методику, произвольно занижая категорию ценности Дачи Афинского-Кострюкова и вопреки её же собственному подсчету баллов перемещая объект из одной категории в другую. При корректном подсчете баллов по методике Зеленовой памятник безо всяких сомнений должен быть отнесен к объектам культурного наследия, представляющим особую ценность. Отметим, что это был собственный выбор Т.П. Кудрявцевой — указать в качестве примененных методов работу С.В. Зеленовой, что наводит на подозрение о намеренной фальсификации с интерпретацией значения суммы в 73 балла.

3) Тенденциозность и стремление принизить значение экспертируемого объекта видны даже при подборе фотографий, иллюстрирующих состояние дачного дома. На титульный лист автором помещена взятая из заявления о включении Дачи Афинского — Кострюкова в перечень выявленных ОКН от 16.09.2017 (заявители Е.А. Шорбан и Т.К. Лаврентьева) фотография восточного фасада, отсканированная в очень плохом качестве, которая дает превратное представление о памятнике. Из заявления Е.А. Шорбан и Т.К. Лаврентьевой для Приложения к Акту «заимствована» часть фотографий, однако авторство и время их создания не указывается.

При этом в экспертизе нет ни одной фотографии подлинных интерьеров объекта и отсутствуют фронтальные фото северного фасада с редко встречающимися трапециевидными окнами. 

Таким образом, в заключении экспертизы отсутствует актуальная и полноценная фотофиксация объекта культурного наследия, то есть экспертом не соблюдено требование подпункта 8) п. 2 ст. 18 ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

Отсутствие полноценной фотофиксации объекта свидетельствует о том, что эксперт не проводила самостоятельного натурного исследования объекта, о чем она указывает на стр. 6 экспертизы, либо намеренно скрыла результаты осмотра и фотофиксации.

Примечательно, что Главное управление культурного наследия Московской области всегда отклоняет от рассмотрения экспертизы объектов по включению в реестр без актуальной фотофиксации интерьеров, даже если речь идет об ансамблях. Однако в данном случае ГУКН принял экспертизу к рассмотрению и даже опубликовал для общественного обсуждения.
Повторяется история с экспертизой по парку усадьбы Опалиха-Алексеевское, когда ГУКН принял недобросовестную лже-экспертизу Л.А. Траскунова (признанную несостоятельной Верховным Судом) без единой фотографии экспертируемого объекта, направленную на лишение памятника охранного статуса, одновременно отклонив от рассмотрения по самым абсурдным основаниям полноценную экспертизу В.Н. Шеренковой с исчерпывающими сведениями и фотофиксацией объекта. Таких примеров может быть приведено множество.

4) Избирательность и тенденциозность использования материалов, направленные на принижение значения места и самого экспертируемого памятника, проявляются и в игнорировании генплана г.п. Черкизово. Та часть поселка, на которой расположена дача Афинского — Кострюкова, обозначена как ценный историко-культурный ландшафт «Бор». Эта территория входит в предлагаемую  утвержденным проектом генплана г.п. Черкизово объединенную зону охраны объектов культурного наследия.

5) Т.П. Кудрявцева отрицает какую-либо мемориальную ценность объекта, утверждая следующее: «Как показали проведенные биографические исследования, личности владельцев выявленного объекта культурного наследия не нашли отражения ни в воспоминаниях дореволюционных, ни советских деятелей культуры и науки».

Это утверждение не соответствует действительности. Поскольку экспертом не изучалась подробно ни история экспертируемого объекта, ни история его владельцев, в тексте Акта ничего не сказано о том, что в послевоенный период на даче Афинского-Кострюкова поселился крупный российский ученый и изобретатель Юрий Владимирович Якубовский, профессор, доктор технических наук, Заслуженный деятель науки и техники РФ, Лауреат Государственной премии. Его потомки до сих пор проживают на даче.

К слову, ознакомившись с другими творениями Т.П. Кудрявцевой можно заметить, что для «отказных» экспертиз у Татьяны Петровны выработался фирменный стиль. Данная экспертиза буквально пестрит уничижительными определениями в отношении дачи: «ценности не представляет», «градостроительной роли не играет»,  «значения для истории и культуры не имеет», «целостности композиции не наблюдается», «архитектура и декор типовые», «местоположение ординарное» и т.п.

Резюмируя: недостоверность сведений, положенных в основу Акта, отсутствие объективности, всесторонности и полноты позволяют утверждать, что экспертиза Т.П. Кудрявцевой не соответствует принципу научной обоснованности, без соблюдения которого экспертиза является лишь частным мнением, а не документом, который может быть положен в основу принятия решения о включении или отказе во включении в реестр объектов культурного наследия выявленного памятника «Дача Афинского-Кострюкова, 1910-е гг.». Таким образом, Акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного ОКН «Дача Афинского-Кострюкова, 1910-е гг.» не соответствует требованиям Федерального закона №73-ФЗ и Положения о государственной историко-культурной экспертизе и должен быть отклонен.

Как же поступил орган охраны памятников, получив подробно изложенные замечания к экспертизе?

Нет, он не согласился с ними, признав несостоятельность экспертизы и тут же отклонив ее. ГУКН опубликовал сводку предложений за подписью Е.В. Магомедовой, в которой выборочно привел поступившие доводы и ни один из них не признал объективным. Вся позиция госоргана сводится к тому, что Т.П. Кудрявцева является аттестованным экспертом и качество ее работы не может вызывать сомнений. Приводя ряд замечаний, ГУКН уклоняется от прямого ответа на них и по сути вторит безосновательным рассуждениям Кудрявцевой.

Этот факт говорит о том, что Главное управление культурного наследия Московской области готово в очередной раз нарушить закон и выпустить преступное распоряжение об исключении дачи Афинского — Кострюкова из перечня выявленных ОКН. Вы можете написать в адрес ГУКН о недопустимости лишения охранного статуса памятника деревянного зодчества на основании сфальсифицированной экспертизы Т.П. Кудрявцевой, а также направить обращение в Генпрокуратуру РФ с просьбой провести проверку по данному факту.

Ни для кого не секрет, что деревянная застройка исчезает с катастрофической быстротой, а после утрат последних лет – дачи Александренко и дачи Горбовых – в Пушкинском районе остались единицы деревянных дореволюционных памятников дачной архитектуры, хотя именно она долгие годы определяла облик этих мест и формировала их идентичность как стародачных мест Подмосковья.

Проект незаконной платной трассы Виноградово-Болтино-Тарасовка, ради которого планируется лишить дачу Афинского охранного статуса и затем снести, оспаривается в суде. Мособлсуд отказал в иске о признании недействительным постановления Правительства МО об утверждении проекта трассы, и истцами была подана апелляционная жалоба, после чего дело было передано в Верховный Суд.

27 ноября в 11:00 состоится заседание в Верховном Суде. Московской областное отделение ВООПИиК участвует в процессе, приходите нас поддержать! Адрес: ул. Поварская, д.15, подъезд 5, зал 5035. С собой нужно иметь паспорт. Карточка дела — vsrf.ru/lk/practice/cases/10452955

Фотографии Т.К. Лаврентьевой, А. Кострюкова и с сайта gazeta.ru

__________

В непрерывную работу МОО ВООПИиК по защите наследия Подмосковья входит проведение историко-культурных исследований, подготовка заявлений для выявления ценных исторических объектов и проведение государственных экспертиз, обращения в органы власти, ведение судебных процессов, мониторинг состояния памятников, отслеживание законодательных инициатив и направление замечаний на них и многое другое.

При этом наша организация существует исключительно на членские взносы и благотворительные пожертвования — разовые или ежемесячные. Если вы считаете нашу работу важной, то можете поддержать нас финансово. Спасибо!