Итоги нашей работы в 2017 году. Постановка под государственную охрану памятников культуры

Одним из основных направлений работы Московского областного отделения ВООПИК является изучение и выявление (постановка под государственную охрану) историко-культурного наследия Подмосковья.

Большая роль в этом деле принадлежит городским и районным отделениям, с инициативы которых обычно начинаются поиски и архивная работа. В случае, когда в каком-нибудь городе нет нашего отделения, мы сами находим исторически и архитектурно значимые объекты, не имеющие охранного статуса, проводим исследования и пишем заявления на придание им статуса объекта культурного наследия. В последующем, в случае положительного решения, организуем проведение государственной историко-культурной экспертизы, большую экспертную работу проводят аттестованные эксперты – члены нашего совета.

Например, мы ведём большую работу по Сергиеву Посаду. Здесь в середине декабря одним выявленным памятником архитектуры стало больше – в декабре вышло распоряжение Главного управления культурного наследия Московской области о наделении этим статусом здания управления шелкоткацкой фабрики Зайцева. Весной мы подавали заявку на выявление здания, теперь предстоит этап историко-культурной экспертизы. Этот дом на Вифанской 29 хотели снести весной из-за строительства на фабричном участке торгового центра «Карусель». Хотя дом является одним из лучших на улице, своим нарядным фасадом формирует её облик и входит в проект предмета охраны исторического поселения Сергиев Посад. Но предмет охраны не утверждён, поэтому сразу несколько ценных исторических зданий в городе находятся под угрозой сноса.

Управление шелкоткацкой фабрики Зайцева

Также в Сергиевом Посаде не до конца ясна судьба дома на Валовой 3. Летом в нём случился пожар, повредивший кровлю и чердак, затем последовало отселение жильцов и предписание о разборке. Это здание тоже входит в предмет охраны исторического поселения и является заметным украшением улицы. После совещаний в администрации города вместе с жильцами нам удалось добиться консервации дома. Силами местных художников и администрации устроена новая временная кровля, забиты проёмы. В следующем году предстоит провести обследование здания, разработать проект его возможного использования. Частично это взял на себя Подмосковный ВООПИК.

Одной из самых громких положительных новостей года стало выявление Водонапорных башен на станции Подсолнечная, ровесниц строительства ветки Петербург-Москва. Несмотря на растиражированное администрацией Солнечногорска решение о сносе и отсутствии ценности башен, сооружённых в середине 19 века по проекту К.А. Тона, эксперты научно-методического совета при Главном управлении культурного наследия Московской области подтвердили их ценность — и было принято решение о выявлении. В настоящее время ведётся работа над экспертизой. Также удалось добиться пересмотра проекта строительства пешеходного перехода, предполагавшего изначально их разборку.

По заявкам ВООПИК выявленными объектами в ушедшем году также стали:
жилой комплекс фабрики Бакатиных 19 века с липовым усадебным парком, прудами и дамбой в Клинниках Пушкинского района и прекрасная водонапорная башня «в короне», в стиле модерн, на вокзальной площади Пушкино – визитная карточка города, а также часть уникального архитектурного комплекса Кудринки (об этом подробнее ниже).

В Солнечногорском районе – здание Соколовской богадельни 1913 года.

В Серпухове: усадьба купца Прокина 19 века, состоящая из жилого дома «над воротами» и трактира (на углу Ворошилова и 1-й Московской); усадьба Каштановых конца 19 – начала 19 веков, состоящая из главного дома, каменного амбара и брандмауэрной стенки (ул. Калужская 130); а также дом купца Гуськова конца 19 века (Ворошилова 28). Серпухов имеет статус исторического поселения, особую градоформирующую роль здесь играет рельеф и еще сохранившаяся средовая застройка, однако, предмет охраны исторического поселения, который бы позволил сохранить ценные сооружения списком, до сих пор не утвержден. Приходится работать точечно.

В самом конце 2016 года выявленным памятником был признан построенный в 1931 году Банно-прачечный комплекс в Королеве, конструктивистское здание в форме трактора, с сохранившимися оригинальными интерьерами. В 2017 году ВООПИК была организована экспертиза здания для его включения в реестр (эксперт О.В. Рыжко), в настоящее время она дорабатывается по замечаниям Управления культурного наследия. Также в Королеве выявленными памятниками были признаны ряд домов, где проживали С.П. Королев и его сподвижники, открывшие миру космос. К сожалению, в выявлении большинства заявленных зданий было отказано (об этом подробнее ниже).

Тогда же, в декабре 2016 года, статус выявленного объекта был присвоен Главному дому усадьбы Дугино, связанной с творчеством И.Э. Грабаря, Н.В. Мещерина и других русских художников. Для спасения этого памятника, пострадавшего от пожара, мы вместе с потомками художника Игоря Грабаря и местными историками провели большую работу по сбору материала, затем экспертом Е.Г. Щеболевой была выполнена государственная историко-культурная экспертиза.

На конец года на рассмотрении в Управлении культурного наследия находятся заявки на: дачу-теремок Афинского в Черкизово, усадьбу Витенево М.Е. Салтыкова-Щедрина в Мытищах, конный двор усадьбы Осташево под Волоколамском, комплекс Шанинской богадельни в Коломне.

Кроме хороших новостей, были и плохие. Стоит выделить три отказа по заявкам о выявлении.

Самым громким, спорным и необоснованным стало исключение парка усадьбы Опалиха-Алексеевское в Красногорске из списка выявленных памятников. Парк конца 18 – 19 веков, сохранивший всю планировку, сетку липовых аллей и прекрасные копанные пруды с обсадкой, был признан ценным образцом садово-паркового искусства многими специалистами, включая ландшафтную секцию Федерального научно-методического совета Минкультуры РФ, научно-методический совет при областном Управлении культурного наследия, Общество изучения русской усадьбы. В январе 2017 года, с задержкой в полгода, заявка ВООПИК была наконец удовлетворена и парк включен в список выявленных объектов. Однако строительная компания, выкупившая территорию усадьбы под застройку, выступила заказчиком экспертизы, отрицающей сохранность и само наличие парка. Несмотря на то, что этот документ полон неточностей, откровенных подтасовок и даже фальсификаций архивных документов, Главное управление культурного наследия на его основании исключило усадьбу из списка памятников. При этом была проигнорирована блестящая экспертиза В.Н. Шеренковой с массой новых архивных материалов, обнаруженных историком Т.К. Лаврентьевой. В настоящее время Мособлотделение ВООПИК принимает участие в судебном процессе о признании незаконным данного решения.

Другое спорное решение в ответ на поданную нами заявку – по микрорайону Кудринка в Пушкино (недалеко от железнодорожной станции Мамонтовская). Пушкинским районным отделением ВООПИК за прошедшие три года проведена масштабная работа, архивный поиск, экспертом Е.А. Шорбан проведены натурные исследования, выполнена историко-культурная экспертиза ансамбля. Это особый случай, когда заявка попала в период смены порядка выявления: ещё в 2014 году мы получили по ней положительный ответ и рекомендацию выступить заказчиком экспертизы, что и сделали, проведя все необходимые работы и представив результат в госорган. Экспертиза выявила многочисленные новые сведения об историческом комплексе, которые позволили считать его целостным ансамблем. Но затем мы получили отказ в рассмотрении экспертизы ввиду того, что теперь она проводится после стадии выявления по новому порядку.

На наш взгляд, госорган мог подойти в данном случае не так формально, учитывая описанную предысторию. Но несмотря на сданную нами экспертизу, зимой 2017 года эксперты регионального научно-методического совета фактически повторно рассмотрели старую заявку 2014 года с прежними датировками и наименованиями объектов, в этот раз было решено признать ценными лишь некоторые из заявленных сооружений. Это привело к невостребованности уже проведённой экспертизы в отношении ряда объектов, к игнорированию немалой работы, а также цельности ансамбля Кудринки. Мы продолжаем отстаивать сохранение сооружений и парка Кудринки в их единстве. Некогда усадьба Кудрино-Никольское с парком 18 века, затем фабричный городок бумагопрядильной фабрики, строительные периоды читаются на фасадах зданий: видно заложенные ниши в стиле псевдоготики, конный двор был надстроен, на ряде корпусов появились анкера, а уже в наше время всё приспособили под жильё (теперь частично расселённое).

В первой половине 20 века комплекс был дополнен зданиями в стиле конструктивизма, компактная и невысокая вариация которого здесь пришлась на удивление к месту. Особенно выделяется дом по Октябрьской 38, получивший недавно шутливое прозвище «дом с дятлом» — по остаткам былой надписи «Дом самодеятельности трудящихся». Кроме интересного фасада и композиции, он является памятником истории Кудринки в 20 веке. Он был построен к 10-летию Октябрьской революции для работников Кудринской тонкосуконной фабрики, его спроектировал один из них, инженер Артёмов; для строительства жильцы взяли ссуды в банке, строительство вели своими силами в свободное после работы время. Во время Второй мировой войны здание было превращено в бастион чтобы, в случае наступления врага вести обстрел дороги: в торцевой стене устроен проём и огневая точка. В советское время подобные сооружения имели шансы попасть в категорию «памятник истории»; впрочем, даже здание бывшего конного двора со следами псевдоготики 18 века на фасаде теперь посчитали неценным – вместе они попали в «отказное» распоряжение. Известно, что Кудринку хотят застроить, но конечно, это не имеет отношение к оценке нашей заявки, не правда ли?

Также на наш взгляд спорным и необоснованным является решение о выявлении лишь некоторых зданий исторического ядра города Королёва – всего 3 из более чем десятка заявленных! Памятниками были признаны еще два отдельных дома: где проживал главный конструктор космической техники С.П. Королев и дом конструктора А.М. Исаева. В декабре было опубликовано распоряжение об отказе включить в перечень выявленных объектов культурного наследия «Послевоенный квартал, в котором жили выдающиеся деятели космонавтики», расположенный по адресу: Московская область, городской округ Королев, город Королёв, улица Карла Маркса, дома 7/12, 9, 11, 13, 15, 17,19, улица Лесная, дома 16, 18, улица Фрунзе, дома 6/20, 8, 10, 12, 14, 16, 18. Выявленными объектами стали лишь дома по ул. Циолковского 17, 19, 21. В признании памятниками было отказано и двум зданиям 19 века из комплекса фабрики «Товарищество Ф.Рабенека». Признание ценности и соразмерности, гармоничности городской застройки середины 20 века везде непросто, будь то отправляемые в «реновацию» интереснейшие кварталы в Московском Измайлове и Кунцеве или города Жуковский и Королёв в Подмосковье. Но причина везде одна, как бы нас ни убеждали в ином – желание местных и региональных властей отдать участки на откуп под застройку, построить больше продаваемых площадей, заменить 3-5 этажей на 17-25. Как недавно было объявлено на одном заседании – Подмосковье лидирует по объёмам нового строительства (и, судя по всему, не собирается лидерские позиции уступать).

В уходящем году статус регионального объекта культурного наследия по экспертизе Б.Е. Пастернака наконец получил ансамбль Болшевской трудовой коммуны в Королёве, который заявлялся нами еще четыре года назад. Хотя судьба почти разрушенного дома Стройбюро по-прежнему туманна: очередные обещания властей до конца года организовать разбор завалов и спасение второй росписи художника Маслова так и не были выполнены.

Есть адреса, получившие статус выявленных объектов наследия год назад, чьё положение до сих пор уязвимо и неопределённо, они не переведены в Реестр и находятся в аварийном состоянии. Эти сооружения были выявлены по старому порядку, когда историко-культурная экспертиза проводилась до решения о выявлении, то есть у этих объектов уже разработаны предметы охраны и границы территории. Прежде всего это главный дом усадьбы Дугино в Домодедовском районе и Суконная мануфактура (казармы Артиллерийской гренадёрской бригады) в Павловской слободе Истринского района.

В Павловской слободе только что утверждены зоны охраны Благовещенской церкви 17 века, проектом предложены границы другого выявленного объекта «Братская могила советских воинов», однако несмотря на то, что истории суконной мануфактуры посвящена немалая часть описания владения, её границы не предложены, соответственно, не простирается к ней и зона охраняемого ландшафта, которая идёт по реке Истре. Таким образом несмотря на положительную историко-культурную экспертизу два года назад и выявление год назад, у мануфактуры до сих пор не утверждены территория, предмет охраны, не полагается ей и защитная зона. Исторически участок, где находится мануфактура, и Благовещенский храм составляли одно владение и было бы верно при проектировании зон охраны рассматривать их вместе. Надеемся, и мануфактура, и усадьба получат наконец статус объектов культурного наследия регионального значения в новом году без дополнительной историко-культурной экспертизы, проведение которой было бы абсурдом и повторением уже написанного. Напомним, что в Москве, попавшие в вилку смены порядка выявленные объекты, перевели в список региональных на основании проведённых ранее экспертиз.

Необходимо отметить и успехи наших коллег: жителей г. Видного, добившихся признания выявленным памятником исторического центра города, проведенную экспертом О.В. Гаевой большую работу по выявлению старинных железнодорожных станций и вокзалов в Подмосковье, выявление и постановку под охрану новых объектов археологического наследия.

Спасибо всем членам Московского областного отделения ВООПИК, архитекторам и экспертам, кто помогает сохранять историю Подмосковья! Продолжим эту работу уже 9 января.

Ирина Трубецкая и Евгений Соседов


Что мешает поставить на госохрану архитектурный ансамбль в Павловской слободе?

История и современное положение Павловской суконной фабрики, также известной как казармы гренадёрской артиллерийской бригады или просто войсковая часть № 67714. 

В Истринском районе Московской области ожидает распоряжения о признании выявленным объектом культурного наследия ансамбль построек начала 19 века, вне сомнений, являющийся одним из открытий последних лет для широкой публики. Это Павловская суконная фабрика, позже казармы артиллерийской бригады – протяжённые здания с массивными портиками, с галереей, с церковью Михаила Архангела. Историко-культурная экспертиза с положительным заключением была проведена в 2014 году за счёт госбюджета. В августе этого года в Минкультуры Московской области распоряжение о признании ансамбля выявленным объектом культурного наследия регионального значения было подготовлено. Но затем всё застопорилось. С разных сторон до нас доходит информация, что происходит некое противодействие постановке на госохрану этого замечательного ансамбля. Почему это происходит, кто хочет, может быть, снести эти здания и что-то построить на их месте, мы не знаем.

Но мы уверены в ценности этих сооружений. Ведь речь о крупном архитектурном комплексе, не утратившем признаки высокого стиля – классицизма первой четверти 19 века. В 1860-х годах фабрика была обращена в военную часть, с изменениями просуществовавшую здесь до 2010-х, то есть 150 лет. До этого и фабрика была ориентирована на производство для нужд российской армии. Ниже мы публикуем перечень построек и схему границ территории ансамбля, как они были предложены экспертом.

На финальной стадии, когда уже готовились документы о признании архитектурного комплекса выявленным объектом, произошла серия пожаров, точнее поджогов, длившихся несколько дней. К сожалению, утрачены интерьеры, местами – перекрытия и кровля. Но массивные стены выстояли, сохранились почти все здания, за исключением двух; колонны, пилястры, декор экстерьера – сохранились. Минкультуры Московской области выезжало после пожаров в Павловскую слободу с проверкой. Мы также провели собственный подробный осмотр строений, упоминаемых в Акте экспертизы, на предмет сохранности и их фотофиксацию.

История

Павловская слобода – древняя вотчина бояр Морозовых, перешедшая в конце 17 века в казну. В середине 17 века здесь часто бывал царь Алексей Михайлович, от этого времени остался замечательный памятник архитектуры – Благовещенская церковь постройки 1660х годов. Когда-то к ней примыкали боярские хоромы Морозовых.

В 1730 году Павловское с деревнями было пожаловано генерал-прокурору Павлу Ивановичу Ягужинскому. После недолгой конфискации в 1740е годы село вернулось к Ягужинским. Известно, что в 1760е годы кроме господского дома и регулярного сада здесь имелись две фабрики, деревянные постройки. Одна из них – суконная. При Сергее Павловиче Ягужинском в последней трети 18 века суконная фабрика была увеличена, выстроены каменные корпуса.

После смерти бездетного графа Ягужинского в 1806 году имение отошло государству – в Комиссариатское ведомство Военного министерства. В 1811 году в Павловском уже была только одна фабрика, которая специализировалась на изготовлении сукон для русской армии. Число рабочих достигало 2000 человек, в основном, крепостных крестьян. Дворы мастеровых и рабочие казармы располагались здесь же.

После отмены крепостного права фабрика была закрыта, но постройки остались у военного ведомства, в них расквартировали штаб и батареи гренадёрской артиллерийской бригады. Село между тем продолжало развиваться, к началу 20 века имелась земская больница, кирпичные заводы, пожарное общество, трактиры, лавки. В 1870х годах выстроили новую колокольню у церкви.

После революции здесь находился артиллерийский склад, при нём работал клуб и амбулатория. Склад соединялся железнодорожной веткой со станцией Нахабино Ржевского (Рижского) направления. В 1941 году Павловская слобода оказалась почти на линии фронта, военная база вместе со старыми фабричными постройками была подготовлена к взрыву в случае их захвата немцами. Но этого не произошло, немцы не дошли до Павловского.

Современность

С послевоенного и до недавнего времени бывшие фабричные и постройки периода артиллерийской бригады заняла войсковая часть. Недавно она числилась под номером 67714 и относилась к военному городку 7/1. Территория хорошо охранялась, ходили слухи, что здесь ремонтировали автоматы Калашникова, а также были их склады. В 2012-13 годах часть была выведена. Тогда сюда и стали проникать обычные люди – кто-то из интереса к военной тематике, а кто-то — к историко-архитектурной.

Помню, как полтора года назад мы с коллегой, стоя на противоположном берегу реки Истры, рассматривали белые колонны на фоне красных стен, удивляясь обнаружению этого малоизвестного ансамбля, на вид первой половины 19 века или более раннего. Старинные корпуса, хотя и пустые, стояли под кровлями целые. У железнодорожного моста оказалась ужасная помойка и при этом колючая проволока, перейти его мы не решились. Мы уже знали, что областное Министерство культуры заинтересовалось этим архитектурным комплексом, что предстоит проведение государственной историко-культурной экспертизы, и поэтому не беспокоились. Из публикуемых документов госзакупок стало известно, что экспертиза будет окончена осенью 2014 года. Однако оформление бумаг затянулось до середины 2015 года.

В январе 2014 года вышел приказ замминистра обороны РФ, который предписывал передать из федеральной собственности в собственность муниципального образования сельское поселение Павло-Слободское Истринского района Московской области земельный участок в границах военного городка 7/1 и объекты недвижимого имущества на его территории. К приказу прилагалась схема и перечень построек. В их числе – исторические здания, которые числились как цех №1, цех №5, хранилище, склад и т.д.

Через полгода летом неожиданно появилась невнятная информация о будущем бывшей военной части. Пресс-служба правительства Московской области сообщила, что губернатор Андрей Воробьёв обсудит с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей и с деятелями культуры создание культурно-туристического кластера «Русский музей в Павловской Слободе». Однако открытый формат встречи был изменён, подробностей не последовало. А позже появились публикации, из которых следовало, что культурной составляющей кластера сопутствует масштабная застройка соседних участков. Проект поддерживал А.Г. Дунаев, тогда первый зам, сейчас глава администрации Истринского района. Предполагаемое смешение в одном месте филиала Русского музея, краеведческого, информационно-аналитического центра «Усадьбы Подмосковья» с цирком-шапито, театральной и мультимедиа выставочной площадкой традиционного искусства, а также с площадкой «для реализации амбиций молодых художников, режиссёров и культурных деятелей», действительно, больше похоже на зазывающую рекламу, нежели на серьёзные намерения. Настораживало и строительство жилья по соседству, в зелёной зоне, а также бизнес-центров и гостиниц. Кроме одной единственной схемы общего зонирования больше никаких новостей про туристический кластер не последовало.

Известие о пожарах этим августом застало всех врасплох. Они произошли на последней стадии постановки фабрики на госохрану. Когда стало очевидным, что налицо умышленное повторяющееся выжигание именно ценных исторических зданий, местные краеведы привлекли людей и организовали охрану. Было поймано несколько малолетних поджигателей с канистрами бензина. Очень похоже, что кто-то, имеющий свой интерес, делал всё, чтобы низвести старые постройки, чтобы объект экспертизы утратил свою историко-архитектурную ценность. Похоже, теперь эта же сила действует кулуарно.

Кто же фактический хозяин построек бывшей военной части? Прошлой осенью выяснилось, что приказ Минобороны о передаче земли и зданий муниципальной власти не исполняется со стороны самого Министерства. Фактически постройки не переданы, акты приёма-передачи не подписаны. Невзирая на это, зимой 2015 года и.о. Главы сельского поселения А. Лахов сдал территорию военной части в аренду некой компании. Что это за люди и компания – никому якобы неизвестно, будто договора аренды и официальных бумаг не существует. А ведь после пожаров МЧС и полиция должны были выйти на фактического пользователя, арендатора построек. Кто же этот мистер Икс? И какова его связь с военными?

Объект охраны

Старые фабричные комплексы сохраняются в разных районах Московской области, но обычно их составляют постройки второй половины 19-го и начала 20 веков в стиле эклектики с псевдо-вариациями. Это естественно, ведь в тот период промышленность бурно развивалась, увеличивались объёмы производства, количество рабочих, шли вперёд технологии. Поэтому фабрики активно перестраивались. В Павловской слободе этого не произошло, производство закрыли, а корпуса приспособили для военных. В результате сохранился ансамбль начала 19 века с некоторыми поздними дополнениями, но дающий понятие об облике фабрики периода классицизма. Это уникально. В Московской области подобных фабричных комплексов больше нет.

Ведущую роль в композиции архитектурного ансамбля занимают три протяжённых корпуса первой четверти 19 века, поставленные параллельно друг другу. Это: прядильно-чесально-паровой корпус, ставший позднее казармами с церковью Михаила Архангела; магазины (склады) и ткацкий корпус. Наибольший урон нанесён первым двум. Однако и сейчас сохраняется внешняя обработка зданий – разнообразные по форме и завершению колонные и пилястровые портики на протяжённых и торцевых фасадах. Широко использован мотив арки, скругления, позволяющий избежать монотонности протяжённых строений, с одной стороны объединяющий их, а с другой, придающий разнообразие вариациям портиков и оформлению многочисленных проёмов. В центральной части казарм хорошо читается объём церкви Михаила Архангела, её апсида выступает в сторону реки.

По ходу движения от въезда, за первыми тремя корпусами, перпендикулярно им находятся следующие три постройки: стригальня и ворсильня; прессовая, позже офицерское собрание; чесальня и токарня. В основе – первая четверть 19 века, перестраивались в последней четверти 19 века. Здесь также, наиболее пострадавшие первые две. Третья постройка на конец августа сохранялась целой, включая кровлю и слуховое окно. Наибольший интерес представляет здание офицерского собрания: белокаменные лопатки выделяют его углы и членят парадный фасад на три части, проёмы второго этажа украшены подоконными филёнками, окна обрамлены рустованными рамочными наличниками.

За чесальней находится следующая постройка – инструментальный корпус первой четверти 19 века. Это одно из интереснейших зданий комплекса – двухэтажное, с центральным ризалитом, отмеченным шестиколонным портиком на северном фасаде, в котором над окнами второго этажа расположен пояс ниш. Своеобразно оформление центральной части южного фасада, где кирпичные лопатки завершает объединяющее их полуциркульное скругление с большим замковым камнем. На углах здания выступают массивные связи.

Слева можно обнаружить остатки двух сооружений ансамбля, к сожалению, к настоящему времени почти утраченных. Конюшня 1877 года постройки имела деревянные стены в каменных столбах и деревянные колонны в интерьере, поддерживавшие стропильную систему. После пожара остались лишь кирпичные столбы. Литейный корпус 1-й четверти 19 века имел сводчатый первый этаж, остались лишь куски стен и основания сводов. Выступы на земле позволяют предполагать наличие сводчатого подвала (сохранившегося но, очевидно, засыпанного), хотя в предмете охраны он не упомянут.

Из предмета охраны описанных выше построек следует, что год назад внутри сохранялись деревянные колонны, печи, лестницы, филёнчатые двери, местами метлахская плитка и лепнина. В незатронутых пожарами частях они могут ещё частично сохраняться.

На жилой половине военной части к постановке на госохрану экспертом рекомендованы ещё три постройки. Это: кирпичные службы с погребом 1899 года и два деревянных дома для квартир офицеров гренадёрской артиллерийской бригады 1860-х годов постройки. Жилые дома выглядят просто, но они важны как часть ансамбля, давая представление о том, в каких домах жили офицеры во второй половине 19 века. Согласно предмету охраны, в них сохраняются оригинальные стропильные фермы, лепные потолочные карнизы и филёнчатые двери. Дома обитаемы, в них живут люди.

Павловская слобода – это история военных с начала 19 века. Производство для нужд русской армии, казармы с церковью, склады, здание офицерского собрания, имитирующие дворцовую архитектуру. Такое надо беречь и реставрировать.

Теперь судьба этого архитектурного комплекса целиком зависит от того – пополнит ли он список объектов культурного наследия Московской области. Или возьмёт вверх чья-то злая воля? Тот, кто стоит за поджогами, может пойти дальше и подготовить бумаги, говорящие о полной утрате ансамблем своей ценности. Это будет неправда, но скажем прямо – мы все знаем, как это делается. У областного Министерства культуры и правительства, в свою очередь, есть возможность проявить волю и довести до конца процесс постановки на госохрану Павловской суконной фабрики, начатый, напомню, по инициативе и за счёт государственного органа. Учитывая архитектурную ценность и уникальность этого исторического комплекса, на наш взгляд, это обязанность государства.

Текст – Ирина Трубецкая
Фотографии – Сергей Клычков