Отчет о судебном заседании по трассе Виноградово-Болтино-Тарасовка

Московское областное отделение ВООПИиК участвует в судебном процессе по делу о признании недействительным проекта строительства автотрассы Виноградово-Болтино-Тарасовка, утвержденного Правительством Московской области. Проект планировки содержит многочисленные нарушения действующего законодательства и представляет опасность для экологического благополучия населения, сохранности объектов культурного наследия и имущества собственников земельных участков.

Проект платной трассы «Виноградово-Болтино-Тарасовка»

На прошлом заседании 7 февраля истцы озвучили свою позицию о незаконности оспариваемого распоряжения, указав на многократные нарушения законодательства РФ. Считаем нужным вкратце привести выступление представителя Мособлотделения ВООПИиК Евгения Соседова.

«Действующее законодательство по охране объектов культурного наследия построено таким образом, чтобы исключить какую бы то ни было возможность создания угрозы сохранности памятников истории и культуры. В соответствии со статьей 36 Федерального закона №73-ФЗ проектирование и проведение строительных работ возможно лишь при отсутствии на данной территории объектов культурного наследия (как включенных в реестр, так и выявленных), а также объектов, обладающих признаками культурного наследия. В случае, если в ходе проектирования выясняется, что в зону проведения работ попадают такие объекты, то в проект проведения работ включаются обязательные разделы об обеспечении их сохранности.

Однако с чем нам приходится сталкиваться? Разработка и утверждение проекта планировки автотрассы Виноградово-Болтино-Тарасовка проводились без учета объектов культурного наследия, попадающих в зону строительства, хотя уполномоченному органу исполнительной власти Московской области (ГУКН) было известно о наличии на данной территории объекта, обладающего признаками ОКН, за полгода до утверждения оспариваемого постановления. А за месяц до выпуска постановления, в феврале 2018 года, дача Афинского — Кострюкова по заявке ВООПИиК уже приобрела статус выявленного памятника. В результате данное обстоятельство проигнорировано, а планируемая трасса проложена прямо по территории дачи.

Министерство транспорта МО и Главное управление культурного наследия МО пытаются заверить суд в возможности разбора и переноса дачи Афинского. Однако региональный орган охраны памятников не наделен полномочиями в отношении перемещения объектов культурного наследия, а федеральным законодательством даже не установлен порядок такой процедуры. Согласно 73 Федеральному закону перемещение ОКН приравнивается к его повреждению и утрате. Исключение составляют те случаи, когда материал памятника не позволяет обеспечивать его сохранность в исторической среде – например, памятники деревянного зодчества в отдельных труднодоступных  районах Севера. Тогда их переносят на специально создаваемую территорию историко-культурного назначения или музейную территорию. (Другой пример связан с потерей государством территории, на которой размещен ОКН, как было в случае с перемещением объекта культурного наследия регионального значения «Братская могила танкистов, погибших при защите государственной границы на острове Даманском в 1969 г.».)

Более того, все нормы российского и международного законодательства говорят о том, что объект и исторически связанная с ним территория подлежат охране как единое целое. Территория дачи Афинского — Кострюкова, старовозрастные парковые насаждения на участке дачи и ее местоположение в ландшафте по сути являются предметами охраны памятника. (Забегая вперед — в ответ на этот тезис представитель ГУКН В.А. Илюшина бесцеремонно объявила, что исторический участок дачи Афинского не представляет никакой ценности.)

Как следует из пояснений ГУКН, в отношении памятника археологии «Селище Зимино-1», который был выявлен уже после утверждения проекта планировки территории, подготовлена экспертиза, позволяющая раскопать памятник и снять его с охраны в связи с утратой культурного слоя. Законом же предусмотрен ровно обратный порядок — сначала должны проводиться археологические изыскания на предмет выявления объектов культурного наследия, а уже затем может разрабатываться проект планировки».

Приходится ли удивляться, что представитель Управления культурного наследия В.А. Илюшина повторно берет на себя ответственность утверждать, что оспариваемый проект является законным — при всех серьезных нарушениях, которые исчерпывающе изложены в исковом заявлении.

В ходе заседания было замечено, что ГУКН до сих пор не заказало и не утвердило границы памятника федерального значения «Черкизово. Курганная группа (36 курганов). XI-XIII вв.», в непосредственной близости от которого будет проходить планируемая автотрасса. Этот курганный памятник был изучен в Подмосковье одним из первых — более 150 лет назад, а в 1960 г. был принят на охрану. В Генеральном плане г.п. Черкизово 2016 года отражены точные границы объекта археологического наследия на основе документации, предоставленной Институтом археологии РАН, но Управление культурного наследия не спешит утверждать эти границы.

У судьи возник вопрос к ГУКН — почему уполномоченным органом до сих пор не разработана и не утверждена никакая охранная документация на все те объекты, которые попадают в зону строительства автодороги: не утверждены границы дачи Афинского, не обеспечено проведение историко-культурной экспертизы, не установлены границы реестрового памятника «36 курганов» и иных объектов, что создает ситуацию правовой неопределенности в отношении как данных объектов, так и планируемой строительной деятельности в зоне их влияния. Отвечая на вопрос, Виолетта Андреевна не растерялась и сослалась на отсутствие у госоргана бюджетных средств и возможности организовать эту работу (эта универсальная отговорка используется сотрудниками ГУКН во всех подходящих и неподходящих случаях). Характерно, что именно по настоятельному требованию В.А. Илюшиной из проекта областного закона «Об объектах культурного наследия» был исключен пункт про выделение Управлению культурного наследия бюджетных средств на специальные программы для проведения работ по выявлению и учету памятников (указанный пункт был включен в проект закона по предложению ВООПИиК). То есть Управление само отказалось от финансирования этой деятельности, а теперь пытается оправдать свое бездействие отсутствием этих средств.

По сообщению представителя Главархитектуры МО, в настоящее время Комитетом по архитектуре и градостроительству готовится внесение изменений в проект планировки территории, которые будут приняты до конца марта. Однако речь идет вовсе не об изменении трассировки дороги и не об устранении нарушений в соответствии с изложенными истцами требованиями, а лишь о корректировке инженерных решений. Отдельный вопрос вызывает обращение Управления культурного наследия в Комитет с целью внесения в проект изменений, тогда как охранная документация для объектов культурного наследия, попадающих в зону строительства, до сих пор не разработана. Что в таком случае рекомендовало переделать Управление в отношении ставшего помехой культурного наследия? Содержание обращения нам неизвестно, но есть опасения предполагать, что эта активность ГУКН — не в пользу памятников.

Аналогичным образом пытаются выйти из положения и другие областные структуры, выступающие против жителей и закона. В ходе всего судебного процесса ответчик (Правительство МО) и заинтересованные лица с его стороны принципиально не отвечают по существу и не имея, что возразить на конкретные требования и доводы истцов, ссылаются на не имеющие отношения к делу нормы, будто говоря сами с собой. Например, истцы указывают на законодательный запрет строительства дорог в лесопарковых зонах (специальная норма Лесного кодекса) и отсутствие согласований проекта уполномоченными органами федеральной власти, а представитель Главархитектуры отвечает, что Комитет лесного хозяйства наделен полномочиями по согласованию строительства линейных объектов на землях лесного фонда (с чем истцы и не спорят, а ссылаются на нормы, регулирующие статус лесопарковых зон, а не любых участков лесного фонда). Истцы утверждают, что согласно действующему законодательству в 1 поясе ЗСО источников питьевого водоснабжения строительство автотрассы невозможно, а в ответ сообщается о намерениях заключить открытый участок Акуловского водоканала в полиэтиленовую трубу и соорудить над ней эстакаду — хотя никакие подобные меры не отменяют установленные ограничения и границы 1 пояса. «Возражения» такого плана звучат практически на все аргументы о незаконности оспариваемого постановления.

АО «Мосводоканал» объяснило свою неявку в суд в качестве заинтересованного лица отсутствием полномочий по согласованию данного проекта и по контролю за соблюдением режима ЗСО. Несмотря на это ответчики все равно продолжают ссылаться на Мосводоканал как на согласующий орган и приобщают к делу протокол некоего совещания в Мосводоканале (без каких-либо протокольных решений по существу вопроса), ссылаясь на него как на разрешение не соблюдать установленные законом запреты. Напомним, что уполномоченным надзорным органом по этому вопросу является Роспотребнадзор, но судья отказалась привлекать его к делу в качестве заинтересованного лица.

По инициативе судьи на следующее заседание в качестве заинтересованного лица привлечено Министерство инвестиций и инноваций МО, хотя не очень ясно, какие пояснения по проекту оно может дать и как эти пояснения повлияют на имеющиеся факты нарушения законодательства и прав истцов.

Судебное заседание состоится 14 марта в 10:00 в Мособлсуде. Заседание открытое, приезжайте поддержать! Сектор В, каб. 206, судья Ракунова. Адрес суда: МКАД, 65-й километр, 1 (20 мин пешком от м. Мякинино). С собой возьмите паспорт.

В статье использованы фотографии Т.К. Лаврентьевой и слайды из презентации, подготовленной жителями для обсуждения в Общественной палате РФ.

__________

В непрерывную работу Московского областного отделения по защите наследия Подмосковья входит проведение историко-культурных исследований, подготовка заявлений для выявления ценных исторических объектов и проведение государственных экспертиз, обращения в органы власти, ведение судебных процессов, мониторинг состояния памятников, отслеживание законодательных инициатив и направление замечаний на них и многое другое.

При этом наша организация существует исключительно на членские взносы и благотворительные пожертвования — разовые или ежемесячные. На данный момент мы получаем регулярные платежи на сумму 7300 рублей в месяц, которых не хватает даже на содержание организации как юридического лица. Если вы считаете нашу работу важной, то можете поддержать нас финансово. Спасибо!