Субботник в усадьбе Семёновское-Отрада

Мы планируем продолжить расчистку усадебных дворов от растительности и мусора, а также расчистить участки вдоль ограды и ворот, обращённых к реке. После удаления сорных зарослей сооружения будут лучше проветриваться и кладка просушиваться на солнце. Приглашаем всех желающих принять участие в работах.

Напомним, статус объекта культурного наследия имеют 30 усадебных построек, почти все находятся в аварийном состоянии. В двухэтажном главном доме, имеющим сложную барочную планировку, за последние годы были почти полностью утрачены интерьеры: несколько изразцовых печей, паркет, плафоны росписи Карла Брюллова. В здании отсутствует кровля, раскрыты оконные и дверные проёмы; также пустуют и разрушаются парковые оранжереи и павильоны, флигели. Пока решается вопрос дальнейшего использования усадебных зданий, мы пытаемся сделать, что в наших силах для сохранения этого усадебного комплекса.

В прошлом году после обращений ВООПИиК в Росимущество усадьба была оформлена как федеральная собственность, однако она не имеет пользователя и фактически бесхозна, хотя находится на территории санатория Военмедуправления ФСБ РФ. В связи с режимным допуском на территорию мы должны подать списки участников субботника не позднее 25 сентября. Просим желающих в течение этой недели присылать полные ФИО и дату рождения. Также очень просим Вас взвесить решение о своём участии и записываться только в случае уверенности.

Контакты организаторов:
Ирина Трубецкая
irinatroubetzky@hotmail.com

Время сбора ориентировочно к 13.00 у главного дома. Проезд до станции Михнево Павелецкого направления, откуда в 12.10 отходит бесплатный санаторский автобус.

Обязательно иметь при себе паспорт. Желательно взять с собой инструмент (пила или секатор), рабочие перчатки, пакеты, а также воду и что считаете нужным для перекуса. Мы планируем организовать самовар для горячего чая.
Также просим вас сообщить, есть кого-то есть возможность взять бензопилу.
Вопросы просим писать на почту, в комментариях либо в личных сообщениях на фб.

Об истории и современном положении в усадьбе можно почитать здесь.

Историческая справка:
Усадьба Отрада расположена в селе Семёновском Ступинского района на берегу реки Лопасни. Это уникальный памятник усадебный архитектуры, один из наиболее обширных по типологии представленных в нем сооружений.
Усадьба формировалась, начиная с 1770-х годов, когда была приобретена графом Владимиром Григорьевичем Орловым и с тех пор стала главным родовым имением Орловых и Орловых. Тогда был выстроен главный дом сложной планировки, флигели и ряд служебных корпусов. Ансамбль был дополнен в 1840-50-е годы, тогда же появились оранжереи, в оформлении которых использованы ренессансные мотивы, и ограды с воротами. В доме была проведена перепланировка, пристроены крыльца и террасы-ротонды. В 1830-е по проекту архитектора Д. Жилярди выстроен мавзолей – фамильная усыпальница Орловых. В 1850-е годы по соседству в селе Семёновском был выстроен больничный комплекс, который сегодня является выявленным памятником архитектуры.

В усадьбе имелось богатое художественное собрание, разнообразные по рисунку изразцовые печи, плафоны росписи Брюллова. Орловы владели усадьбой до 1917 года.

В советское время территория была передана в пользование Управления КГБ по Московской области, выстроены новые жилые корпуса и гаражи, контрастирующие с усадебными сооружениями. В настоящее время здесь расположен санаторий «Семёновское» ФСБ РФ.


Особенности сохранения основных типов объектов культурного наследия Подмосковья

В Московской области около шести тысяч объектов культурного наследия, которые официально на учёте государства. Списка рекомендованных к постановке на охрану нет в доступе, их может быть ещё несколько десятков или сотен.

Особенностью нашего региона является то, что он сильно трансформируется в последние 5-10 лет, он подвержен значительной урбанизации. Фактически, урбанизация превращает его из областного региона, который окружает полями и лесами столицу-мегаполис, и в котором большое значение имеет ландшафт и пространство, в продолжение мегаполиса. Новая застройка, к сожалению, не ориентирована на сохранение характера районов, это не малоэтажная застройка. В регионе максимальная этажность, не требующая дополнительных согласований – 17 этажей, поэтому большинство строят 17 этажей. Сохранение ценных сооружений затруднено в связи с тем, что зоны охраны установлены лишь у 10% объектов наследия.

Для удобства предлагается рассмотреть сгруппированные по историческому типу назначения группы памятников, назвать их основные особенности и проблематику сохранения. Особенности в данном случае не носят ярко выраженный региональный характер и свойственны этим группам объектов в целом в стране.

Усадебные комплексы, как правило, хорошо изучены и в целом выявлены. Многие были в советское время отреставрированы или хотя бы отремонтированы, и использовались. К настоящему времени немалая их часть пришла в аварийное состояние. Возникает вопрос – как с ними поступать с точки зрения консервации-реставрации, когда утрачена значительная часть здания (как например в усадьбе Петровское-Алабино), восстановление обернётся во многом строительством новодела. Это напрямую зависит от цели дальнейшего использования, и это вторая проблема. Как использовать усадебные комплексы? Пока фактически предложена лишь гостиничная либо музейная функции. Эти два вопроса взаимозависимы, вопрос использования порождает выбор метода сохранения. В случае высокой степени утраты подлинного материала уникальных, самобытных сооружений не лучше ли проводить лишь их консервацию? Пока в Подмосковье под сохранением понимают полную реставрацию (воссоздание) утраченных частей, при этом используют методы скорее общестроительных работ, как это происходит в усадьбе Пущино-на-Наре.

Усадебные комплексы многосоставны, одной из основных частей является парк; также не редки случаи, когда архитектурные сооружения утрачены, а парк сохранился. В случае последнего варианта такие парки редко когда являются объектами культурного наследия и подлежат сохранению, наоборот, они воспринимаются как ничейная, резервная для развития территория. Актуальный пример – парк усадьбы Опалииха-Алексеевское в Красногорском районе. По нему недавно была проведена положительная историко-культурная экспертиза, эксперты федерального и регионального научно-методического советов высказались о ценности парка и необходимости его сохранения. Тем не менее, наш региональный госорган отказал парку в статусе объекта наследия, скорее всего по причине того, что парк распланирован под застройку.

Также до сих пор не редкость, когда в усадьбах 18-19 веков статус объекта культурного наследия имеет лишь главный дом и постройки парадного двора, но опять же парк (без которого эти сооружения теряют свою «усадебность») является лишь выявленным или рекомендованным к постановке на охрану объектом. Либо такой слабый статус защиты имеют вспомогательные сооружения. Например, в усадьбе Семёновское-Отрада к югу от Москвы парк 18 века, кузня 18 века лишь «рекомендованы к постановке на охрану». Таким образом, нет уверенности в сохранении цельных комплексов, а их ценность в цельности.

Церкви, как и усадьбы, как правило, тоже изучены и выявлены. В большинстве своём они восстановлены и используются. Но их приспособление и реставрация часто отвечает вкусу и пожеланиям настоятеля и прихода, а не приоритету сохранения подлинных частей памятника. Вопрос церковных поновлений, не утратил своей актуальности с конца 19 века.

Не восстановленные церкви обычно либо расположены в малолюдной местности, либо имеют по соседству действующий храм. Например, Казанская церковь Яропольце Чернышевых – не будет преувеличением сказать, что это уникальный памятник архитектуры в России: композиция, тончайший лепной декор, иконостас. Но на её восстановление денег не выделяется, по соседству есть действующий храм усадьбы Ярополец Гончаровых. Настоятель имеет желание храм восстановить, но денег на это нет. В прошлом году Подмосковному отделению Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры совместно с организацией «Сельская церковь» удалось найти средства на противоаварийные работы на кровле и вычинку карнизов. Эти средства почти закончились, очевидно, что нужна государственная программа на противоаварийные работы по таким храмам. Другой пример – церковь в Тёплом авторства великого русского архитектора-палладианца Львова.

Городские и сельские постройки (жилые дома, бывшие конторы и учреждения) гораздо менее изучены, чем усадьбы и храмы. Вследствие этого многие из них до сих пор не выявлены. Если же они выявлены, то как правило отсутствует утверждённый предмет охраны, границы территории и зоны охраны, что позволяет весьма вольное с ними обращение. Например, в городе Пушкино выявленным памятником является такого типа объект – дача Лыжина авторства известного русского архитектора периода модерна Льва Кекушева. Предмет охраны не определён, территория не установлена, зон охраны нет. В результате исчезают, заменяются подлинные детали, которые создают образ этого дома, например, оконные рамы.

В отношении данной категории особенно тонка грань, отделяющая статусное сооружение-памятник от ценной исторической среды, она «плавает» в силу ряда причин. В ситуации, когда кадров госоргана не хватает для рутинной работы, исследованием и выявлением ценных элементов могли бы заняться общества краеведов и отделения ВООПИК. Я имею ввиду начальную стадию сбора и подготовки материала и подготовки проекта предметов охраны, которые, конечно, должны основываться на исторических источниках и архивной работе.

Промышленное наследие, пожалуй, наименее выявленное и изученное на сегодняшний день в регионе. В Подмосковье нет ни одного отреставрированного исторического промышленного комплекса, многие разрушаются.

Это разительный контраст по отношению к Москве, например, где даже выставка Денкмаль 2 года назад была посвящена ревитализации промарх. При этом слой фабричной архитектуры – градообразующий для Подмосковья. Из жилых городков при фабриках вырастали города, часто первая школа, больница, дома с удобствами строились для фабричных рабочих. Этот слой исторической архитектуры сейчас быстро уходит, стирается при наступающей урбанизации. Мы, Подмосковный ВООПИК, ставим себе задачу инвентаризации и исследования промышленной архитектуры. Из-за малоизученности, в её недрах могут ждать открытия. Например, 3 года назад мы все узнали про Павловскую суконную мануфактуру в Истринском районе – кажется, это единственный пример фабрики в высоком стиле классицизма в регионе. Её хотели снести, поджигали и выморачивали, и лишь совместные усилия местной общественности, ВООПИК и Министерства культуры области помогли её сохранить, хотя многие детали утрачены. Другой пример – в Ивантеевке имеется фабричный комплекс упомянуто ранее Льва Кекушева. Он не имеет статуса объекта наследия, мы ведём архивное исследование и готовим документы, чтобы это исправить.

Необходимо планомерное обследование фабричного наследия, выявление ценных и поиск решений для перепрофилирования.

И я просто упомяну исторические поселения – комплексная группа, которая позволяет сохранять уникальные объекты и историческую среду. Из-за отсутствия необходимой охранной документации исторические поселения находятся под угрозой утраты своей целостности, которая составляет их лицо и ценность как градостроительных ансамблей.

Доклад И.А. Трубецкой на международном научном симпозиуме ИКОМОС «Культурное наследие — площадка для диалога», 21-23 июня 2017, г. Ярославль.


Уникальные башни в Солнечногорске признаны выявленными объектами культурного наследия

Главное управление культурного наследия Московской области, рассмотрев заявление ВООПИиК, включило комплекс водонапорных башен на станции Подсолнечная Октябрьской железной дороги в перечень выявленных объектов культурного наследия.

Соответствующее распоряжение опубликовано на сайте Управления. Одновременно опубликован акт государственной историко-культурной экспертизы об обеспечении сохранности башен при проектировании и строительстве подземного перехода через железнодорожные пути.

Московское областное отделение ВООПИиК, а также наши коллеги из общественного движения Архнадзор, совместно выступившие авторами заявления о постановки железнодорожных башен на охрану, приветствуют данное решение. Мы также подтверждаем нашу готовность организовать проведение государственной историко-культурной экспертизы по включению выявленного объекта в Единый реестр объектов культурного наследия.

Вместе с этим хотим опровергнуть появившуюся на сайте администрации Солнечногорского района и в ряде публикаций информацию о том, что ВООПИиК якобы выступает за разборку и перенос башен «в целях их сохранения». Напротив, Московское областное отделение ВООПИиК считает, что башни могут быть сохранены только in situ, их нахождение на историческом месте никак не препятствует строительству подземного перехода. Подземный переход под железнодорожными путями действительно нужен городу, поскольку существующий надземный переход (мост) находится в аварийном состоянии. Башни, выстроенные в 1843-1851 годах, конструктивно никак не связаны с существующим мостом, построенным в 1959 году, и не мешают его разбору. Это подтверждается и новым проектом строительства пешеходного тоннеля и вышеуказанным актом историко-культурной экспертизы на данный проект.

В рамках строительства перехода и благоустройства станции башни могут быть отреставрированы и им придумано новое функциональное использование. ВООПИиК готов участвовать в обсуждении дальнейшего использования башен, привлекать к обсуждению экспертов и архитекторов.

Напомним, что ранее башни планировалось снести в рамках проекта благоустройства территории станции Подсолнечная, за снос башен активно выступала администрация Солнечногорского района. 7 марта 2017 года Московское областное отделение ВООПИиК и координатор ОД «Архнадзор» направили в Главное управление культурного наследия Московской области заявление о включении башен в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. Также письма о недопустимости сноса башен были разосланы в РЖД, Главгосэкспертизу, Администрацию Солнечногорского района и другие инстанции. Председателю Солнечногорского отделения МОО ВООПИиК Михаилу Воробьеву несколько месяцев пришлось доказывать местным властям, что сохранение башен никак не помешает строительству нового перехода.

Петербурго-Московская железная дорога – первая железнодорожная магистраль России, построенная по личному распоряжению императора Николая I. В её сооружении принимали участие крупнейшие специалисты своего времени, главным архитектором дороги был крупнейший российский зодчий Константин Андреевич Тон, автор проектов Храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца. Дорога строилась как единый грандиозный инженерно-архитектурный ансамбль, не имевший аналогов в мировой практике.

Водонапорные башни на станции Подсолнечная строились под руководством К.А. Тона и являются одним из двух сохранившихся подобных комплексов на протяжении всей дороги и единственным на территории Московской области. Эти башни – редчайшие примеры технических железнодорожных построек, они имеют колоссальную ценность как подлинные свидетельства развития железнодорожной техники в период возникновения и становления Российских железных дорог. Их особенность – в парности, расположенные по бокам полотна, они играют роль своеобразных железнодорожных пропилей, ворот в город. Через несколько лет после их сооружения технология устройства водонапорных башен на железных дорогах была изменена, стали строить одиночные сооружения, часто – в стороне от путей.

 

Башни полностью сохранили свою объёмно-планировочную структуру, конструктивные детали и элементы декора, находятся в удовлетворительном состоянии, используются как вспомогательные помещения железной дороги. Они, без сомнения, являются «визитной карточкой» города Солнечногорска и настоящим украшением города, практически не сохранившим исторических зданий. Мы надеемся, что в ближайшем времени башни получат надлежащую охранную документацию и будут включены в Реестр объектов культурного наследия.


Московское областное отделение ВООПИиК сообщает: новые правила застройки угрожают историческому Звенигороду

Разработчики правил землепользования и застройки (ПЗЗ), определяющего, каким быть городу, судя по всему забыли, что Звенигород прежде всего – исторический город. Планируемое строительство неизбежно исказит его исторический облик, и так уже пострадавший от бесконечной застройки.

В вынесенном на публичные слушания проекте вообще нет раздела, посвященного историко-культурному наследию. На сопутствующие карты даже не нанесены памятники археологии, которых на территории городского округа почти полсотни. И на их месте непонятным образом появляются районы застройки. Напоминаем, что проект зон охраны объектов культурного наследия, разработанный для Звенигорода еще в 2013 году и согласованный всеми ведомствами, до сих пор намеренно не утверждается Правительством Московской области. Вместо полноценных зон охраны в проекте ПЗЗ памятникам “нарисованы” лишь 100-метровые защитные зоны, а это – совершенно разные вещи с точки зрения планировки города.

Необходимо отметить, что проект сделан непрофессионально. Множество грубых фактических ошибок. Еще хуже то, что проект, если будет принят, легализует преступный захват земель местной мафией. Например, участки, попавшие незаконно в собственность кипрским офшорам, нарезаны на месте парка Юбилейный, который сажали всем городом в 70-х годах. На кадастровый учет их незаконно поставили с разрешением малоэтажного строительства, и теперь это будет узаконено.

И конечно, предполагается, что город “резиновый”. Запланированная застройка в разы увеличит население города. И это при том, что социальная инфраструктура от электроснабжения до канализации, от поликлиник до школ уже не справляется с наплывом новоселов. Да и работы в городе нет, все предприятия ликвидированы, а их участки застроены многоэтажным жильем.

На то, чтобы разобраться с материалами, жителям отвели 10 дней. Главархитектура Московской области спешит, закон требует принять ПЗЗ по всей стране к 1 июля. Чтобы обойти закон, отведящий на подготовку к публичным слушаниям от 2-х до 4-х месяцев, проект, охватывающий ВЕСЬ город, преподносится как проект на ЧАСТЬ города, выводя из него около 2% спорных территорий. А на часть территории весь процесс по закону укладывается в месяц.

Жители, изучив проект пришли в ужас. Многие напишут замечания и придут на слушания. Но по закону публичные слушания имеют рекомендательный (читай «необязательный») характер. Скорее всего, с мнением жителей очередной раз не посчитаются.

Такого же качества документы, где отсутствуют объекты культурного наследия и на месте охранных зон нарисована застройка, сейчас вынесены на слушания по всему Подмосковью. Слушания проходят с огромными нарушениями, на них на автобусах привозится организованная массовка, выступающая в поддержку застройки.

Адрес: г.о. Звенигород, ул. Почтовая, д. 16/7, городская библиотека.

Время: 09 июня 2017, 10:00–13:00 или 15:00–18:00

Контакты Звенигородского отделения МОО ВООПИиК:

8-926-823-89-04, Мария